Исследования

Владислав ШВЕД. Неонацисты Литвы против России. М., 2015

Владислав ШВЕД. Неонацисты Литвы против России. М., 2015

УДК 327 ББК 66.3(2Рос) Ш34

Ш34

Швед В.Н.

Неонацисты Литвы против России. - М.: «Буки Веди», 2015. - 836 с. І8БМ 978-5-4465-

Книга бывшего депутата Верховного Совета/Восстановительного Сейма Литвы и второго секретаря ЦК Компартии Литвы/КПСС В. Шведа вскрывает истоки и подоплёку постсоветского литовско-российского противостояния.

Бычков А.Ф. Манифест о войне России с Францией 1812 года.

«Два лета коварством и неограниченным властолюбием умышляемое нападение на империю нашу наконец действие свое восприяло, вторжением неприятия в границы наши и занятием Ковны сего 12 июня. Сим последним опытом вероломства и необузданного честолюбия Французского императора положен предел нашему долготерпению, и мы подъемлем чистотой намерений наших и миролюбием освященное оружие наше на отражение кровожаждущего супостата.

Всей Европе известны пожертвования наши миру; известны и тяжкие узы, кои мы добровольно на себя для сохранения оного возложили; известны и точность, с каковой мы, в уважение святости вообще принятых нами обязанностей, против воли сердца нашего, выдали Французскому императору вспомогательное войско наше во время войны его с Австрией. Но едва лишь содействием нашим пролитие человеческой крови в сей части Европы остановилось; едва торжественным договором водворились в странах, войной удрученных, тишина и порядок, как Французской император умышлял уже против существования оных, и мысленно размерял пространство времени, в которое способно ему будет бросить пламенники свои на Север и обольстить коварными предложениями легкомысленных людей той части бывшего народа Польского, которая познала истинное благодеяние тогда только, когда к империи нашей присоединилось…»

Никитский А.И. Военный быт в Великом Новгороде. XI – XV ст. (Исторический очерк).

«В древнейший, патриархальный период истории народ и войско были явлениями почти тождественными: в то время выражения: войско, полк и челядь обозначали просто народ, тогда как впоследствии все три речения стали обозначать собственно военный класс людей. Поэтому организация народа была вместе с тем и военной организацией. С одной стороны центр племенной жизни, город, был собственно не что иное, как только временный приют от неприятеля: это доказывается как значением имени «город», так и действительным характером города. Названия города в разных языках указывают или на защиту (город, городить, огорода, подобно тому как arx одного корня с arcere), или же на возвышенность места, на котором обыкновенно воздвигался город…»

Потто В.А. Блокада и штурм Карса.

«В декабре месяце 1854 года, вместо князя Михаила Сергеевича Воронцова наместником кавказского края и главнокомандующим отдельным кавказским корпусом назначен был генерал от инфантерии, генерал-адъютант Николай Николаевич Муравьев, командовавший до того войсками гренадерского корпуса.

По осмотре кубанской линии, главнокомандующий прибыл на левый фланг в исходе января месяца 1855 г. Генерал-майор Яков Петрович Бакланов, по званию начальника кавалерии, выехал к нему навстречу с донским казачьим полком и встретил поезд на пути из крепости Воздвиженской в Грозную, около Ермоловского кургана, со всеми военными почестями…»

Студенкин Г.И. Заплечные мастера. Исторический очерк.

«В ряду реформ настоящего царствования, отмена телесных наказаний, совершившаяся 17 апреля 1863 года, есть одна из благороднейших мер, - она ведет к смягчению нравов, к возвышению человеческого достоинства и довершает уравнение личностей разных сословий перед судом и законом. Вся Россия с благоговейной признательностью к Царю-освободителю приняла указ 17-го апреля 1863 года. Признательность эта усугубляется, когда, по историческим данным, воспроизводиться перед нами очерк учреждения и применения телесных наказаний в нашем отечестве в старину. К этому чувству, нас одушевившему при составлении настоящего исследования без сомнения, приведет каждого чтение представленного труда…»

Брикнер А. Вскрытие чужих писем и депеш при Екатерине II.

«В записках Храповицкого, изданных в 1862 году в «Чтениях Московского Общества истории и Древностей Российских» очень часто встречается слово «перелюстрация».

Перелюстрациею называлось чтение чужих писем и депеш, нарушение тайны писем. Ею заменялись отчасти газеты и телеграммы нынешнего времени. Она была важнейшим орудием при управлении делами, потому что при помощи ее правительство знало о положении дел и настроении умов, сколько в провинции, столько за границею, о расположении министров и государей европейских держав, о намерениях и действиях аккредитованных при русском дворе иностранных дипломатов.

В Петербурге, как видно из смысла, в котором употребляется это выражение в Записках Храповицкого, по крайней мере в 1787 и 1788 годах, было обыкновение доставлять императрице каждый раз, тотчас же по прибытии почты и до ее отправления письма известных лиц. «Перлюстрировать» такие письма было важнейшим занятием Екатерины и она часто, по поводу содержания таких документов, в беседе со своим секретарем, делала разного рода замечания. Письма и депеши, получаемые иностранными дипломатами от их правительств, были предметом особого внимания Екатерины. Большая часть заметок о перлюстрации относится к 1788 и 1789 годам. Очевидно, такие заметки состоят в соотношении со днями прибытия иностранной почты, приходящей раз или два в неделю…»

Подписка на RSS - Исследования